Александр Калиновский

Начав с прекращения выпуска и ликвидации банкнот номиналом 500 евро, которые составляли 30% от общего количества наличных денег, Европа полностью определилась со своим переходом в новое будущие, которое, вероятно, будет связано с построением утопического общества без наличных. Спустя лишь несколько дней после того, как давосские элиты пришли к выводу о том, что миру нужно избавиться от наличных денег, Европейская Комиссия представила предложение по “ограничению платежей наличными”.

С учетом того, что и Рогофф, и Стиглиц, и Саммерс и многие другие призывают покончить с кэшем – из-за террористов и наркодилеров, которые используют кэш (а не потому, что кто-то хочет установить тоталитарный контроль за богатством наций) — мы совсем не удивлены появлению этого предложения со стороны Европейской Комиссии…

2 февраля 2016 года Комиссия опубликовала Уведомление Совету и Парламенту о Плане Действий, в котором изложены дальнейшие шаги в борьбе с финансированием терроризма (COM (2016) 50). План Действий основывается на существующем законодательстве ЕС, и он направлен на выявление новых угроз и включение новых целей в политику ЕС с целью ее дальнейшего совершенствования и приведения ее в соответствие с международными стандартами. В этом контексте действия Комиссии обращены на расширение области контроля за наличными, прибывающими и покидающими Союз, с рекомендацией изучить уместность потенциального ограничения лимитов платежей наличными.

План Действий утверждает, что “Платежи наличными широко используются в финансировании террористической деятельности… В этом контексте, важно изучить уместность введения верхних лимитов платежей наличными. Некоторые государства-члены Союза уже имеют ограничения, сверх которых платежи наличными запрещены.”

Наличные имеют характерную черту, обеспечивающую анонимность транзакций. Такая анонимность может быть востребована, исходя из законных соображений (неприкосновенность частной жизни). Но такая анонимность может использоваться в процессе отмывания денег и в финансировании террористической активности. Возможность осуществлять большие транзакции наличными облегчает деятельность в сфере отмывания денег и в сфере финансирования террористической активности вследствие сложности обеспечения контроля над транзакциями, производимыми с помощью наличных.

Потенциальные ограничения на платежи в наличных означали бы борьбу с криминалом, поскольку большие транзакции наличных – это характерная черта организованных криминальных сообществ. Ограничение больших транзакций наличных, как дополнение к обязательному декларированию наличных и других процедур, направленных на противодействие отмыванию денег, осложнит деятельность террористических организаций, встанет на пути прочей криминальной активности и будет иметь превентивный эффект. Такие меры облегчат расследование финансовых транзакций, сделанных в рамках террористической активности. Такие расследования осложнены в настоящее время, поскольку транзакции в наличных имеют анонимный характер. Таким образом, ограничения на платежи в наличных поспособствуют расследованиям. Однако, с учетом того, что транзакции наличных могут быть перенаправлены в финансовые институты, необходимо удостовериться, что эти финансовые институты наладят адекватные процедуры контроля, позволяющие им определять личность человека, с которым они вступают в отношения. Надлежащая проверка новых и существующих клиентов – это ключевая часть этих процедур контроля, необходимых для борьбы с отмыванием денег.

Террористы используют наличные в своей нелегальной деятельности не только для незаконных транзакций (например, покупок взрывчатых веществ), но также и для платежей, которые выглядят законными (например, оплата проживания или транспортировки). Ограничения платежей наличными, без сомнений, будут проигнорированы транзакциями, которые уже имеют нелегальный характер, но эти ограничения могут создать значительные препятствия в осуществлении транзакций, которые носят вспомогательный характер в террористической деятельности.

Финансирование организованной преступности и терроризма основано на платежах наличными, которые позволяют вести криминальную деятельность и получать от нее доходы. Предложение по ограничению использования наличных поставит преграду финансированию терроризма, поскольку использование не анонимных способов оплаты либо помешает деятельности террористов, либо упростит ее расследование. Это предложение уровняет условия во всех государствах Союза и устранит искажения в конкуренции на международном рынке. Оно позволит продвинуться вперед в борьбе с отмыванием денег, налоговыми мошенничествами и организованной преступностью.

И затем в самом конце они упомянули “фундаментальные права” …

Хотя возможность платить наличными не относится к фундаментальным правам, цель данной инициативы, которая препятствует сохранению анонимности, характерной при платежах наличными, может рассматриваться, как ущемление права на неприкосновенность частной жизни, закрепленного в статье 7 Хартии ЕС об Основных Правах. Однако, согласно статьи 52 Хартии, ограничения могут иметь место, если они оправданы, исходя и принципа пропорциональности, и, если они действительно служат общим интересам населения Союза, и они необходимы для защиты прав и свобод граждан. Цели потенциального ограничения на платежи в наличных удовлетворяют приведенным критериям. Необходимо отметить, что ограничения на платежи в наличных, принятые в некоторых государствах, еще ни разу не были признаны судами, как ущемление фундаментальных прав.

***

Далее представляем недавние размышления Саймона Блэка из Sovereign Man по этому вопросу, который отметил, что война с наличными развивается быстрее, чем мы могли бы себе представить, и, как и предполагалось, в основе ее – ложь.

Каждый раз, когда мы обращаем свое внимание на эту тему, мы видим, что к делу приобщаются новые силы.

Индия – это самое явное свидетельство этой войны: несколько недель назад правительство Индии внезапно “демонетизировало” две самые крупные купюры в стране, посеяв в обществе хаос.

Но было множество менее масштабных событий такого рода.

Например, в начале прошлого месяца в американском городе Новый Орлеан местное правительство запретило своему Офису Транспортных средств принимать деньги от водителей в наличной форме.

Как я писал недавно, несколько отделений Citibank в Австралии перестали работать с наличными.

А бывший секретарь американского Казначейства Ларри Саммерс опубликовал статью на прошлой неделе, в которой заявил, что “ничто из индийского опыта не остановит нас в рекомендациях упразднения купюр большого номинала в США, Европе и во всем мире.”

Другими словами, несмотря на хаос в Индии, Саммерс полагает, что нам следует запретить стодолларовые купюры.

Жрецы от монетарной политики почти неизменно повторяют одно и то же: только преступники и террористы используют купюры большого номинала.

Гарвардский профессор и бывший чиновник МВФ и Федрезерва Кен Рогофф недавно опубликовал книгу с кричащим названием “Проклятие кэша”.

Бен Бернанке назвал эту книгу “замечательной и важной”.

Удивительно, но на Amazon.com многие рецензии превозносят “блестящую визионерскую концепцию Рогоффа” в его “превосходной книге”.

Рогофф, как и многие его коллеги, считает, что купюры с большим номиналом такие, как $100 или €500, используются только в “торговле наркотиками, рэкете, коррупции и торговле людьми…

Они в шутку называют купюру в 500 евро “Бин Ладеном”, поскольку считается, что такие номиналы используются только террористами.

Да хватит уже.

Я и моя команда провели некоторые исследования по этой тематике, и мы пришли к достаточно интересным результатам.

Оказалось, что страны, в которых ходят купюры большего номинала, имеют гораздо более низкие показатели преступности, в том числе организованной преступности.

Методика была проста. Мы посмотрели в материалы Мирового Экономического Форума об уровнях преступности в разных странах, а также о дополнительных издержках бизнеса в виду наличия криминала и насилия в этих странах.

В Швейцарии, выпускающей купюру в 1000 франков (примерно $1000), зафиксирован один из самых низких уровней организованной преступности, согласно отчетам МЭФ.

Это же касается Сингапура, который выпускает купюру в 1000 сингапурских долларов (около $700).

В Японии самая большая купюра – 10 000 иен, что эквивалентно $88. Однако, уровень преступности в Японии крайне низок.

Тоже самое можно сказать об Объединённых Арабских Эмиратах, где ходит купюра в 1000 дирхам ($272).

Если ж вы посмотрите на страны, где номинал купюр не велик, то вы отметите противоположную картину: уровень преступности — и, особенно, уровень организованной преступности — очень высок.

Посмотрите на Венесуэлу, Нигерию, Южную Африку и т.д. Организованная преступность там крайне распространена. Однако в каждой из этих стран максимальный номинал купюр не превышает $30.

Та же картина наблюдается, если взглянуть на наличие коррупции или на наличие налоговой дисциплины.

Вчера мы писали о Грузии, маленькой стране на Черном море, в которой плоская шкала налога стала причиной роста налоговой дисциплины.

Грузия считается одним из самых пригодных для ведения бизнеса государств, поскольку уровень коррупции там очень низок.

В то же время, самая большая купюра в этой стране – 500 лари, что эквивалентно $200. Это огромные деньги для страны, где средняя зарплата равна лишь несколько сотен долларов в месяц.

Сравните Грузию с Малайзией или Узбекистаном, в которых коррупция очень развита.

В Малайзии самая большая купюра – 50 ринггитов, что эквивалентно $11. А в Узбекистане самая крупная купюра в 5000 сомов эквивалентна лишь $1,57.

Так что мы имеем? Представители политического и финансового истеблишмента хотят, чтобы вы разделили с ними идею о необходимости упразднения наличных или хотя бы о сокращении их использования.

И они прибегают к разнообразной пропаганде, пытаясь убедить людей, что криминал и коррупция созвучны купюрам большого номинала.

Но на самом деле эти утверждения не соответствуют действительности. Упразднение наличности – это еще одна уловка, которая даст им больше власти за счет вашего права на конфиденциальность и за счет вашей свободы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *