Александр Калиновский

Goldman в декабре воспользовался информацией о китайском валютном регуляторе SAFE, просчитал реальный отток валюты, пренебрегая официальными данными Китая о размере денежных запасов. Получилось, Пекин не перестал прикрывать действительный отток капитала, который в свое время за ноябрь поднялся до $69 млрд.(намного больше официальной статистики $34 млрд.) Помимо этого, банку было известно - «с началом июня Народный Банк Китая продавал объемы валюты больше, чем это было уточнено в его статистике по резерву».

С августа 2015 по ноябрь 2016 года суммарный отток капитала, как подсчитал Goldman, составлял где-то $1,1трлн., тогда как информация про изменение валютных запасов (учитывая переоценку), как публикует НБК говорят про отток в $630 млрд. (учитывая переоценку $540 млрд.)- этот факт беспокоит все больше и больше. Учитывая все это, можно сказать, что обороты снижения валютных запасов в стране больше официальных цифр, которые публикует Народный Банк Китая около 2 раз.

Чего Китай скрывает велечину оттока валюты?

А все потому, что НБК всеми силами хочет приостановить появление нечистого круга усиления продаж юаня в ажиотаже покупок Биткоина увеличение оттока капитала из страны, вследствие этого, валютные резервы резко снизятся.

Народный Банк Китая, сообщил, что валютные запасы в декабре, упали на $41.1 млрд. (это соответствует ожиданиям), хотя мы еще не успели ознакомиться с информацией китайского валютного регулятора SAFE за декабрь. Учитывая все это, величина валютных запасов в Китае, упала до $3,01трлн., это невероятно малый показатель в последние 6 лет. С точки зрения аналитиков основным уровнем преодоление которого сможет повысить отток капитала являются валютные запасы, немного превысили показатели в $3 трлн. Декабрьское понижение запасов валюты получилось в следствии продажи ее центральным банкам страны, для поддержки баланса на денежном рынке, а также, из-за обесценивания резервов, были номинированы в отличных от доллара валютах, об этом поступило заявление от SAFE, в субботу. Делая вывод из этого заявления понижение денежных запасов 2016 года, возникло благодаря стараниям ЦБ, которые были сосредоточены на то, чтобы курс юаня сделать стабильным.

Учитывая различие данных НБК и SAFE, можно сказать - подлинный размер валютных запасов в этой стране намного меньше $3 трлн., об этом гласит взаимозависимость курса юаня

и размера резервов.

Можно быть уверенным, что Китай планирует ввести дополнительные меры для препятствия понижения валютных запасов в $3 трлн. - для избегания последующих потерь доверия инвесторов, следствием чего юань продолжительно будет снижаться, об этом размышляют некоторые экономисты крупных банков, которые цитировали Bloomberg. Именно таким образом, правительство Китая после нового года определили новые, драконовские "тормоза" по оттоку капитала и внедрили условия для граждан страны, которые могли обменивать юани в иную валюту, до $50 тысяч за год, и это норма обновилась с 1 января.

Не постоянство юаня поднялось на прошлой неделе, и курс показал прирост в 2 дня, который был рекордным, в результате, беспрецедентного импульса депозитной ставки овернайт, его результатом шортисты юаня должны были перекрывать свои позиции.

По словам аналитика пекинского Института Международных Финансов Гао Ювея, власти могут отдать предпочтение использованию контроля за движением капитала вместо того, чтобы тратить резервы на поддержку курса юаня. Неизвестно, будут ли эффективны такие меры в долгосрочной перспективе, но все подобные попытки, предпринятые ранее, не смогли предотвратить отток капитала из страны.

Ванг Тао, аналитик UBS, в сделанном отчете сообщил: “Китайское правительство может наладить эффективный контроль за оттоком капитала, если оно захочет, но в этом случае инвесторы могут посчитать, что Китай отказывается от своей “стратегии открытости. В долгосрочной перспективе, возможно, у властей не будет иного выбора, если резервы начнут снижаться более резко вследствие ускорения оттока капитала.”

Достаточно ли для Китая будет его же запасов? Ванг Тао сообщает, что у Китая резервов не просто хватает, а даже больше, для того, чтобы он мог покрывать счета на импорт, а также платить и кредитные платежи...

На ноябрь 2016 года все валютные резервы Китая составляли $3,05 трлн., а это меньше, за те, которые были на конец 2014 года - $3,84 трлн. Хотя и тут они тоже выше общей задолженности Китая в 3,5 раз в иностранной валюте, в 6 раз превышают краткосрочные требования перед иностранцами, их хватит для того, чтобы оплатить услуги и товары на импорт около 20 месяцев (в то время, когда минимальное требование в 3 месяца). Официальные денежные резервы не включают $110 млрд. «прочих активов, номинированных в иностранной валюте” на балансе НБК также и долгосрочные иностранные активы, которые относятся к Китайской Инвестиционной Корпорации. Еще необходимо помнить, что у Китая есть ежегодный профицит текущего счета в $200 млрд.

... но их не хватит, чтобы собрать долгоиграющую защиту национальной валюты, в то время когда оглашаемые резервы совпадают в действительности, и они остаются в ликвидной форме:

Больше половины резервов находится в ликвидной форме, но их не хватает для защиты курса национальной валюты в долгоиграющей перспективе. Давая оценку всему, мы думаем, что около 60% китайских валютных резервов относятся к долларовым активам (диаграмма 7), из которых $1,1 трлн сразу отходит в американские трежерис, другая же часть — в корпоративных бондах, в долговых инструментах агентств и акциях. Другие $500 млрд., остаются у правительственных облигациях стран более развитых.

По расчетам МВФ, как отмечает UBS, сделанным в 2016 году, для того, чтобы благоприятно противостоять атаке на национальную валюту, Китаю потребовалось бы от $1,75 трлн. (если вести наблюдения за оттоком капитала) до $2,82 трлн. (не вести статистику потоков капитала). Учитывая введенные Китаем определенные ограничения на движение капитала, то “адекватный” уровень запасов занимает место где-то между указанными цифрами. Хотя, когда НБК станет постоянно использовать запасы для защиты курса своего юаня, то поэтапное понижение снижение их размера подорвет уверенность участников рынка.

Иначе говоря, будет не ясным: 1) размер настоящего в это время уровня валютных запасов Китая (допускаем, что намного меньше $3 трлн.), и 2) отстоит ли Китай длительную валютную атаку со стороны зарубежных спекулянтов и беспрерывный отток средств сберегателей, которые предпочитают оставлять свои средства за границей.

Китай также сделал отчет о том, что в золоте стоимость его запасов упала до $67,9 млрд. к концу декабря с уровня в $69,8 млрд., что было месяцем ранее – это не считая статистику о резервах. Такой исход был из-за падения цен на золото. Такая ситуация длится уже второй месяц, когда резервы страны в золоте остаются неизменными на уровне в 59,24 млн. тройских унций. Как отношение по поводу статистики по валютным запасам, такое же скептическое отношение у многих аналитиков и к официальной информации о количестве указанного драгоценного металла, находящегося во владении этой страны.

http://www.zerohedge.com/news/2017-01-07/chinas-3-trillion-reserves-questioned-after-pboc-reports-41-billion-december-outflow

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *